не хочу скидку
Уже подписано: 45842 человек
Рассчитать эффективность
+7
Отправить
Хочу присоединиться!
+7
Отправить
Корзина
0шт.
Каталог мебели

Мебельный рынок завоевывает мелкие и средние предприятия "серого" бизнеса

 
10.07.2008 

    
    Одной из самых замечательных особенностей мебельного рынка является почти полное отсутствие брендирования. Еще с советских времен потребитель, как правило, не знал и редко интересовался, какая именно мебельная фабрика выпустила «выброшенный» в магазин шкаф или кресло. Даже дефицитная мебель из стран соцлагеря, которую принято было считать качественной, брендировалась как «польский гарнитур» или «чешская стенка» без указания фирмы-производителя. С тех пор в массовом сознании мало что изменилось, раскрученные мебельные бренды можно посчитать на пальцах одной руки: IKEA, «Шатура», СБС, некоторые производители, известные в регионах.
  
Этому есть несколько объяснений. Во-первых, мебель эконом-класса однотипна, шкафы, диваны, тумбы от разных производителей мало чем отличаются друг от друга. Даже профессионалу не так-то просто определить с первого взгляда, почему один «классический» шкаф стоит вдвое дороже другого. Различаются же они чаще всего дорогими/дешевыми фурнитурой, древесностружечной плитой (ДСП), обивочными тканями и т. д. Российский рынок замкнут, консервативен, продавцы не хотят осваивать новые сегменты рынка. Никто не хочет рисковать, продают старые, проверенные классические модели, с которыми не возникает проблем. И это — общий, массовый тренд. Другой причиной плохой узнаваемости российских мебельных брендов специалисты называют то обстоятельство, что местная мебельная промышленность еще совсем недавно «лежала», две трети рынка составлял импорт.
    
Тем не менее, отечественным мебельщикам все же удалось вытеснить с рынка многих иностранных конкурентов, сейчас импорт занимает менее половины в общем объеме. Это случилось благодаря росту реальных доходов населения. К тому же мебельщики оказались сильными лоббистами. Еще совсем недавно большая часть импортируемой мебели числилась компонентами мебели из древесины, ввозные пошлины на которые были ниже, чем на готовые шкафы, кухни и т. д. Различить, где мебельные части, а где готовая мебель в разобранном виде, просто невозможно. Однако отечественные мебельщики уравняли при помощи лоббистов таможенные пошлины на комплектующие и на готовую мебель. При этом большая часть оборудования, необходимого для мебельного производства, ввозится в Россию беспошлинно. В результате лоббирования российских мебельщиков, правительством уже были снижены пошлины на фурнитуру, полиэтиленовые пленки и т. д. Вступление России в ВТО должно заметно повлиять на этот расклад, но игроки рынка надеются на временную фору. По предложению Ассоциации мебельщиков России при присоединении к ВТО ввозные таможенные пошлины на мебель должны быть сохранены на сегодняшнем уровне по крайне мере в ближайшие пять лет. В дальнейшем возможно их снижение примерно на 30—35 процентов. При этом, по мнению ассоциации, полной отмены пошлин быть не должно. Предоставленный отечественным мебельщикам резерв времени должен быть использован для повышения конкурентоспособности их продукции. 
     
За последние пять лет потребление мебели в России увеличилось в два раза. Причем россияне покупают, понятно, мебель гораздо более дешевую, чем европейцы. Среднестатистический житель России тратит на мебель в год около $30. Для сравнения: годовое потребление мебели в расчете на одного жителя в странах Западной Европы находится на уровне 258—260 евро, в Германии — около 400, Австрии — 384, Дании — 360 евро.
    
По данным эксперта одной из крупных мебельных фабрик, нелегальное производство мебели в России превышает легальное в 1,2 раза. Крупным произодителям, понятно, это не может нравиться. Интересно, что удорожание жилья не пошло на пользу мебельному бизнесу. Если раньше народ выбрасывал при переезде на новую квартиру всю рухлядь, то теперь при покупке недвижимости он выгребает из кошелька все, что можно, и на новую мебель у него просто не остается денег. Некоторые крупные операторы рынка полагают, что рынок мебели растет в основном за счет подпольщиков, «гаражников», средних и мелких игроков. Нелегалы делятся на две группы — это крупные производители мебели, занижающие обороты, и мелкие «гаражники». Крупные, к примеру, как правило, используют схемы с разделением активов по юридическим лицам, зарегистрированным в разных налоговых инспекциях, с фирмами-однодневками.
   
Если говорить о «гаражниках», то они в общей сложности экономят только на налогах 26 процентов. Под «гаражниками» подразумеваются фирмы, где трудятся не более 30 рабочих с самым примитивным электрооборудованием — болгарками, дрелями и т. д. Обычно они работают с ДСП. Обороты крупных мебельных компаний являются конкурентным преимуществом и несколько уравнивают шансы, но нелегалы демпингуют, сбивают цену.

     Россия обладает почти четвертью мировых запасов леса. Однако данное преимущество не так, как хотелось бы, отражается на состоянии дел в производстве мебели. Удельный вес; мебельной промышленности в лесной отрасли все еще остается на крайне низком уровне и составляет около 10 процентов. Во многом это связано с тем, что большая часть заготавливаемой древесины уходит в виде «серых» поставок за рубеж, преимущественно в Китай.

 Диван из гаража

       На рынке российской мебели работают более 800 мелких предприятий, продукция которых составляет примерно 80 процентов всей отечественной мебели, а 20 процентов товара поставляют крупные игроки рынка, которых насчитывается около полутора десятков. Всего же в России зарегистрировано около 6 тыс. мебельных предприятий. 
      
Многие средние по масштабам современные предприятия (около 50 работающих) выросли из дилерских компаний. К примеру, сначала фирма была официальным дилером нескольких крупных российских производителей, потом эти производители обросли собственной дилерской сетью, работать «старым» дилерам с ними стало невыгодно и неинтересно. Собственники фирмы принимают решение о производстве мебели. В итоге рождается небольшая мебельная фабрика. Цены у «гаражников» обычно на 25—30 процентов ниже фабричных. При этом они могут использовать чужой бренд, заявляя, что у них то же самое, с той же фабрики, но дешевле. Для запуска собственного производства «гаражнику» требуются четыре человека — плотники и закройщик (специалист, обшивающий мягкую мебель). Обычно рабочие совмещают несколько смежных профессий. Фурнитуру предприниматель может закупать польскую, ткань — китайскую, «дрова» ему привозят из Горячего Ключа или Армавира. В структуре себестоимости продукции велика доля затрат на покупные материалы и комплектующие (до 50 процентов). В стране практически отсутствует производство качественных комплектующих и фурнитуры, все это закупается за рубежом, что увеличивает цену конечной продукции.
      
Рекламируется продукция «гаражного» бизнеса разве что через таблоиды и объявления на стенах и столбах. Хотя некоторые небольшие мебельные мастерские имеют в Интернете свои сайты. Мебельщик может размещать номера своих контактных телефонов и на сайтах крупных мебельных компаний и профессиональных союзов, разных профильных форумах, поскольку это не требует никаких затрат. Аренда большого гаражного бокса обходится ему в $500, может быть чуть выше. За смену его предприятие производит один диван, который на рынке или в магазине стоит 5—7 тыс. рублей. Ожидать выполнения заказа в таких мастерских обычно приходится 3—7 дней.

 Эксклюзивное дерево

    Как утверждают эксперты, сегодня выгодно кустарное производство и дорогой эксклюзивной мебели. Для того чтобы открыть подобную фирму, необходимо закупить оборудования примерно на $40 тыс. — это форматно-раскроечный станок («форматник»), циркулярный станок, рейсмус, используемый при выравнивании поверхностей, пресс для шпона, дрели, шуруповерты, присадочные фрезы и т. п. В профессиональной среде старое советское оборудование считается сравнительно качественным и пользуется спросом. К его достоинствам относят долговечность (оно чугунное), к недостаткам — малую мощность. То есть для того чтобы сэкономить, теоретически можно скупить по дешевке старое советское оборудование. Хотя с началом мебельного бума все, кому это было нужно, уже скупили такое оборудование у разорившихся фабрик. Заказы мебельщики-эксклюзивщики собирают у тех, кто занимается проектированием жилья и жилого пространства, но и от рекламы в профильных изданиях и в Интернете не отказываются. Основной объем заказов поступает в «элитную» мастерскую благодаря «сарафанному радио», а также от дизайнеров и архитекторов, которые сотрудничают с мебельщиками. Обычно они рисуют эскизы, с которыми обращаются в фирму. В подобных заказах есть свои издержки, но выбирать мелким фирмам сейчас не приходится, рынок перенасыщен. Интересно, что одной из главных проблем в бизнесе многие владельцы мастерских, производящих относительно дорогую мебель по заказу, называют, как ни странно, неплатежи. Оно и понятно, ведь юридически мастерские, значительная часть заказов которых идет вчерную, никак не застрахованы от неприятностей. Ранее небольшие мастерские с минимальным комфортом размещались на стареньких, «лежащих на боку» заводиках. Но сегодня же эти заводики стали переборчивы в выборе арендаторов, поскольку стоимость аренды за последние несколько лет выросла в разы. Мебельщики к тому же — проблемные арендаторы, поскольку вряд ли кто-то захочет селиться по соседству с жужжащим и пахнущим лаком и краской офисом.

по материалам газеты "Кубань-бизнес" (Краснодар)    

Возврат к списку новостей

Видео о компании "Шатура"

+7